Статьи
Грузия и Дагестан – история и современность

С конца двадцатого века возросла роль информационных технологий в международных отношениях, формируя новый уровень связей между странами и народами. Принято так, что событие весомо, когда о нем широкой публике рассказали средства массовой информации. 

Эльвира Горюхина

Дагестан в беседах и сочинениях молодого поколения. 

"Дружба народов", 2010. №9

К 10-летию разгрома бандформирований, напавших на Дагестан в 1999 году. Двадцать четыре часа из жизни мужчины.

4 сентября 1999 года начальнику Новолакского РОВД майору милиции Муслиму Даххаеву позвонили из МВД Дагестана и сообщили о том, что боевики Хаттаба и Басаева, отброшенные в августе месяце из Ботлихского района, скапливаются в чеченских селах, граничащих с Новолакским районом.  

Российско-кавказская аномалия

Кавказ всегда был сложным регионом России. Здесь в небольшом пространстве смешались религии, народы и этнотерритории

Для отображения этого элемента необходимо установить FlashPlayer.

Бадрутдин. Муки рая.

30 ноября 2011 - Кавказский дом

 

Отрывки из драматической поэмы "Муки рая"

Переаод М.Аскерова


КАРТИНА ПЕРВАЯ
Поэт. Творец

Поэт
Вот ночь прошла, даруя мне не сон,
Звезда с тоской прощается с Луною.
Но вдруг зарю пронзает тяжкий стон,
Врываясь в душу яростной волною.
Я весь в поту холодном. То в озноб,
То в жар меня бросает знойной Гидрой.
Я вскакиваю, вздрогнув. Словно в лоб
Укус змеи хватил. Все боли мира
Сжимают сердце обручем тугим.
Видений сонм ко мне с немым укором:
«Похорони нас, будешь ты храним».
И молит тень отца с печальным взором:
«Ужель Земля принять не хочет нас?!».
Что делать? Сердце в ранах. Брови хмурит
Сердито небо. Землю в злобный час
Зимой дождём, а летом снегом кормит,
Что свет не мил для зрячих и слепцов.
Вещала в мир пророчица: «Похоже,
На овне ворон выведет птенцов
В последний день!». Ужель он близок? Гложет
Меня сомненье страхам вопреки.
Молю Тебя о помощи, о Боже,
Ответь мне, как же в жизни далеки
Мы в колыбели и на смертном ложе?!
И из Земли Тобою сотворён,
Пока не выпью жизни «сладкой» доли,
И в Землю вновь не буду затворён,
Нет ли пути спастись от сей юдоли,
И чтоб он был не мною проторён?

Творец
Одна стезя у вас, что тоньше нити,
На Небо вас ведущая. В конце
Наградой будет ваша жизнь, по сути.
Но ты поэт. В восторженном словце,
Людей, тобой любимых, лицезреешь
Ты истину, не замечая ложь.
Ты, презирая жизнь, её лелеешь,
И каждый шаг ввергает тебя в дрожь.
Змея, тобой пригретая однажды,
Петлёй вкруг шеи «нежно» обвилась.
Но ты поэт. Ты умираешь «дважды»:
В теснине меж пороками давясь,
И благами не в меру захлебнувшись.
А человек ещё - при жизни червь –
Ест сам себя, вампиром обернувшись.
Но ты поэт. Твой путь как голый нерв.
На ней, как на струне, ты в жизнь играешь,
С усладою умело скорбь смешав.
Себя ж земных ты радостей лишаешь,
Потомкам жизнь благую завещав.
Уныло ожидая час предсмертный,
Ты с кроткою улыбкой примешь смерть.
А ныне же поведай стих заветный,
Чтоб до небес он смог бы долететь…


Действие первое

Картина восьмая
Небеса. Творец. (Творение Адама)

Творец
Семью цветами радуги небесной
Комок земли прелестный наделён.
Но сколько бед, печали и страданий,
Но и веселья, счастья и услад
Познает он. Меж Небом и Землёю
Живым мостом духовным быть ему!
На двух ряжах покоиться он будет:
Один конец пусть вера осенит,
Другой - пусть сохраняет честь и волю.
И эти добродетели я в кровь
Волью Адаму и наполню сердце,
Свободное от яда злых начал.
Так чтобы он в минуты испытаний
Имел надёжный внутренний оплот.
Тогда Адам, из глины сотворённый,
Сдобрённый светом от семи небес,
Важнейшей целью жизни скоротечной
Поставит честь и благо. И, пока
В утробу он Земную не вернётся,
Пред небом будет чист и предо мной.
Я плоть его снабжу шестью частями,
У каждой доли будет роль своя.
Вот голову я водружу сначала
На самый верх, чтоб Небо от Земли
Мог различать он сверху. То сближая,
То, отдаляя их, обрел себя
В суетном мире в центре мирозданья.
Рассудком наделю его, а он
Жизнь посвятит его приумноженью.
Разгладив вверх широкое чело,
Намечу соразмерно два отверстья,
Окружности окрашу в цвет земной,
Небесной синевой залью зеницы.
Они глазами будут, чтоб узреть
И свет, и тьму, и чтобы мог он ими
Величье душ с порочностью сличить.
Зерцала пестрых этих двух окошек
Пусть отразят весь мир в его красе.
Закроются они – наступит темень,
Откроются – родится новый день.
Вот два плеча скреплю я с головою,
Пусть чашами весов послужат ей.
На левом грех, на правом добродетель,
Но правый путь пусть изберёт Адам!
А вот и рот – обитель слов правдивых,
Чтоб в Судный день он изрекал ответ,
Достойный благочестья. Ради правды
Откроется пусть он, не ради лжи.
А вот и ноги, что берутся в жизни
Вести Адама по его пути.
Вложу в них мощь, чтоб тяжести земные
Переносил легко, и каждый шаг
Всегда во благо он ступал. В грядущем
Пусть счастье ждёт его, а позади
Останутся печали, не напрасно
Чтоб твердь Земли ногами попирал.
Хоть каждый шаг ведёт его к кончине,
Он с радостью проложит этот путь!
А вот и руки: щедростью небесной
Я одарю их, как и Землю-Мать.
И как бы ноша ни была тяжелой,
Не опускайтесь и всегда к добру
Пусть будете протянуты. Всечасно
Приумножайте благо на Земле,
Пока не облечёт незримый ангел
В последний час в наряд без рукавов!
* * *
Вот и Адам: закончено творенье,
Как образ и подобие моё.
Вдохну теперь я в тело жизнь земную,
Душой его безгрешной наделю
И веру в руки я вручу и вверю,
Затем же в рай блаженный поселю.

 

Действие второе

Картина вторая
Творец. Дьявол

Дьявол
Адам, Тобою сотворённый, ныне
Начнеё своё земное бытие.
И речь его начнётся с восклицанья:
«В Твоей я власти, Господи!». Ужель
Хватило бы лишь одного веленья
Для человека слабого? Я всё ж
Себе позволил усомниться в этом.
Ведь половина веры – чистота.
Прощу Тебя позволить милосердно,
Ввек пребывая с именем Твоим,
Адама мне подвергнуть испытанью,
Жить предлагая под крылом моим.

Творец
Оставить должен ты его в покое.
Пусть соберётся с мыслями, вздохнёт.
Едва в надежде шевельнул крылами,
А ты уже готовишь сети…

Дьявол
…Мне
Так жалостно уже взирать на Землю,
Лишь для Адама созданную впрок,
Шесть дней и шесть ночей на то потратив.

Творец
Высокомерьем блещет твоя речь.

Дьявол
Какой ей быть, коль я намного выше
Адама? Так к чему мне низкий тон?
Меня Ты ставишь ниже человека,
Подвергнув унижению пред ним.
И где же здесь резон иль справедливость?

Творец
Что за слова?! ...

Дьявол
…А лучше стать немым,
Коль скоро Землю Ты врагу доверил?
Творец
Кто ж этот враг?...

Дьявол
…Адам…

Творец
…И чей он враг?

Дьявол
Он сам себе и враг и ненавистник,
Но недруга он видит лишь во мне.
Когда один, наедине с собою,
Осознаёт, что главный враг – он сам.
С надеждой сотворил его и с верой,
Что будет он рабом Твоим вовек.
Как сможет он, себя же невзлюбивший,
К Создателю его питать любовь?

Творец
Чем развязать ему узлы лишений,
Назло стремишься путы расставлять.

Дьявол
Для пут аркан с узлами – то, что надо,
Там каждый узел держит, как замок!

Творец
Ну и каков предел твоих стремлений?

Дьявол
Предела нет мечтаниям моим,
Они безбрежны, словно мирозданье.
Но самая желанная из всех
Покоится на Небе, у ступеней
Ворот жемчужных, что всегда ведут
К Престолу Вседержителя. А если
Исполниться мечте не суждено,
Я в пепел обращусь…

Творец
…Я понимаю,
Сейчас в тебе гордыня говорит
И зависть от того, что я Адама
Достоинство над вами превознёс.
Дьявол
Терзаюсь я от этого и, словно
Горю в аду. Хоть создан из огня,
Себе же сам кажусь простой лучиной!
Как пересилить боль в моей душе,
До сей поры никем не побеждённой?
Когда мой сан в десятки тысяч раз
Превыше человеческого званья,
Ужель пред ним мне голову склонить
И растоптать в пыли свою же гордость?
Иль пасть пред ним и землю целовать,
Ту, из которой он Тобою создан.
В желаньи уподобиться ему?!
Пусть явится с поникшей головою,
Как я главу склоняю пред Тобой!

Творец
Не забывай, Адам ведь создан мною!

Дьявол
Меня намного раньше из огня
Ты сотворил, его ж слепил из глины!
Тысячелетья преданно служил
Тебе лишь одному и ослушанья
Себе я не позволил никогда.
Не я ли среди ангелов небесных
Тобою был особенно любим?

Творец
Да, это так. И верою, и правдой
Ты отличался, в том признаюсь я,
Но ты сегодня…

Дьявол
…Что ж случилось ныне?
Все ангелы, колени преклонив,
Перед Адамом пали ниц. Заботясь
О нём, как о младенце, и почёт,
И ласку с умиленьем проявляя,
Его на плечи взяли. Семь Небес
За сотни лет с Адамом облетели,
Его знакомя с множеством чудес.
Лишь я один не водрузил на плечи,
Из коих вырастают два крыла,
Что служат для свободного полета!
Я не хотел, чтоб смертный человек
Стеснял мою бессмертную свободу.
Не может тронуть скоротечный фарс
Того, кто в главной роли в «драме вечной»,
Ключи к которой сам Ты подарил.
Весь год я княжу, но теряю силу
В один из дней. В какой – предугадать
Не в силах я, на то – Господня воля.
В былые годы мать моя Лилит
Конца не знала радости за сына,
Рожденного в аду, и самый ад
Казался бедной ей блаженным раем.
Зачем дитя с родными разлучив,
И их на боль, и муки обрекая,
Меня из ада вздел на небеса?
Скажи, прощу, о, Всемогущий Боже!
Не для того ли, чтоб меня ж потом
С презрением обратно в ад низринуть?
Но я закончу речь хвалой огню:
Он может сам пылать для очищенья
И угасать, не обращаясь в прах.
Готов погибнуть, ярко догорая,
Но перед ним колени не склоню.
Уж не взыщи, не ради ведь Адама
Я сотворён был ангелом Тобой.

Творец
Сегодня испытанье послушаньем
Не выдержал, ослушался меня.
И посему, с Небес ты мной низвергнут,
На муки ада обречён навек.
Действие четвёртое.
Картина первая.
Каин. Дьявол.

Каин
Кончины ныне час настал, похоже,
Слабее, всё же, сердце, чем душа,
Но и душа трепещет боязливо.
Печаль мою бы превратить в поток –
Вершины гор в потопе б захлебнулись,
Прося отсрочки смерти у небес.
Нет радости в душе. А в этой жизни
Нельзя постигнуть смысл бытия.
Ужель поступок искушённой Евы,
Открывший путь к познанию добра,
На совести грядущих поколений,
И вековечный тяжкий камень их?
Коварный разум требует исканий,
Сомнений червь – его ближайший друг.
А вера вереницей испытаний
Взыскует строго, и замкнулся круг.
Тогда рассудок – это наказанье,
Коль скоро мы бессмертья лишены?!
Однажды смерть в ворота постучится,
Откроем ей дрожащею рукой,
И сами душу подадим в ладонях,
Заткнув её прожорливую пасть.
Уж лучше смерть, коль в жизни так ужасно!
Ведь смерть, подобно матери, одна:
Ни взять, ни передать её другому.
И каждый должен сам испить до дна
Глоток того последнего мгновенья,
Чтоб вечно пребывать в небытии.
А много ль надо для упокоенья?
Ответ отца уклончив. Под личиной
Святого старца ловко прячет он
Свой давний стыд за грехопаденьем Евы.
И мать не лучше. Уймами забот
Обременил её мой братец Авель.
А я, сын первенец, как будто не родной.
Моя ль вина, что с духом благородным,
Я от рожденья не приемлю лесть,
Никак не склонный к дьявольским повадкам?

Дьявол
Кто пользуется именем моим,
К несчастью своему или удаче?
Ах, это ты, угрюмый Каин мой…
И ты дерзаешь говорить о древе,
Тобою не посаженом, в сердцах.

Каин
Я не кривлю душой. Хоть слеп глазами,
Небесный свет в душе моей горит.
И, может быть, и глух, но зову свыше
Я сердцем отзываюсь ровно в такт.

Дьявол
Уйми печаль, палящую томленьем.
Святой, погрязший по уши в грехах,
И тот у Бога молит состраданье.

Каин
«Единый Бог!», шепчу я вновь и вновь,
Покорным быть стремлюсь Ему с усердьем.
Но всё ж сомненья будоражат кровь:
Он к Авелю являет благосклонность,
Во всех делах ему благоволит,
Меня же от Себя на край отторгнув.
И в тот проклятый, злополучный день,
Когда мой братец блеющие жертвы
Принёс на жертвенник, был принят он –
Его любимый агнец, а мои же
Напрасно стали жертвами игры,
Чужой игры в лукавое тщеславье.
Когда, не помню, повод подавал,
Чтоб усомнился Он в моём покорстве.
Готов я жизнь поставить на алтарь,
Чтоб доказать Ему свою смиренность.

Дьявол
Ключи к сердцам – в деснице у Творца,
И Он же сам назначит час приятья.
Твоё, как видно, время не пришло,
Но ты в мольбе усердствуй, и в молитвах.

Каин
Дрова кончают жизнь свою в золе,
Пожарищем безжалостным объяты.
Так и терпенье тлеется в крови,
Разгорячённой кровною обидой.
Зола не примет больше облик дров,
И как мне быть, когда в душу огнище,
А в голове – холодная метель?

Дьявол
Но если время вспять не повернётся,
К чему с упорством раздувать огонь?
И если путь заветный предначертан,
Но силы нет преодолеть его,
Не вижу смысла жить в пустых мечтаньях.

Каин
А как же истина, к которой долог путь?

Дьявол
Воображенье – госпожа обмана,
И тем короче заблужденья путь,
Чем больше вы питаете иллюзий,
Что совершенны, вы, срубая сук,
На коем восседаете в бахвальстве.

Каин
Но отчего, когда небесный свет
По воле Бога Землю осияет,
Я снова погружаюсь в бездну тьмы?

Дьявол
Всё так и есть, и в этом смысл жизни:
Ночь покрывалом окружает день,
А день, набравшись сил, сменяет темень.
Так и добро смещает с трона зло,
А зло вослед коварно строит козни,
И в царстве добродетельной любви
Играет злую роль слепая ревность.
На стыке двух миров проходит жизнь,
И в вашей власти сделать нужный выбор.
В душе своей ты веру сохрани,
И, будучи слепым, ты вновь прозреешь.

Каин
Даренья Бога полагают долг.
Нет радости в отпущенной мне доле,
Ибо в конце её маячит смерть.

Дьявол
Душа всечасно к вечности стремится,
Но человек ведь смертен, и достичь
Ему всего не суждено…

Каин
…Чего же?

Дьявол
Он борется всю жизнь с самим собой,
Собой являя зло и добродетель.
И в этой ипостаси в мир иной
В один из дней он навсегда уходит.

Каин
Но если мир для блага сотворён,
Откуда зло, несущее несчастья?

Дьявол
Был создан мир невинным и благим,
Пока комочек глины Азраилом
Не вырван был у Матери-Земли
Наперекор её мольбам и стонам,
И им немедля Богу принесён
Для сотворенья из него Адама.
Когда в раю он разум приобрёл,
Поддавшись робко уговорам Евы,
И изгнан был на Землю на века,
Он сохранил в себе не только веру,
Но первым зло посеял на Земле,
Как первым преступил заветы Бога.
Когда же Бог всех ангелов своих
Призвал пред ним согнуть свои колени,
Лишь только мною был непризнан он.
Из-за него с небес я был низвергнут.
Так в ком начало зла, и как мне жить
С твоим отцом и в мире, и в согласьи?

Каин
Люблю я славу, как она сладка,
Пусть даже принесёт её кончина.
Запрет, любовь… Свобода мне родней!

Дьявол
Кто против воли Бога – мой товарищ,
Невольник мой и раб, и под крылом
Моим всесильным он найдёт обитель.
И он увидит, как свободен я,
Свободен от любви и от насилья.
Даже в раю имеются врата,
В моих владеньях нет границ – приволье!
Я всех зову ко мне, скорей!
Со мной легко, я птицей долетаю
Туда, где даже змей не проползёт!
Скажу тебе, что наперёд я знаю:
Растлится мир пред Божиим лицом,
И, лиходейством Землю наполняя,
Вы рать мою пополните собой,
Я вижу, ты в ней будешь самым первым…

Каин
Ты разъясни мне, в чём моя вина,
От прямоты своей всегда страдаю.
Беседа с братом Авелем трудна
И тягостна. Ведь он – семьи любимец,
И баловень судьбы, и он в ответ
Меня всегда моралью поучает.
О, сколько ж мне изгоем быть в семье?!

Дьявол
Я вижу, как ты слаб в своих стремленьях,
Но верным средством я тебя снабжу:
Ты в Авеле убей вначале веру,
Он после сам, как человек, умрёт,
Ведь силы выше нет, чем вера в Бога.
Лишившись веры, он изменит нрав,
И горький узел сам собой развяжет,
Личину снимет, будто бы змея,
Что в летний зной свою сменяет кожу.


Картина третья
Каин. Авель

Каин
Я ныне всей вселенною отвергнут.
Луна ночами льёт недобрый свет
И солнце скупо освещает Землю.
В бездонной темноте просвета нет.
Глаза полуживые тихо дремлют.
Хватил озноб, дрожу, как будто б лёд
Течёт по жилам вместо алой крови.
И с каждым шагом пятится назад
За горизонт Земля в пренебреженьи.
Змеиным ядом зависти сражён,
По телу растекается мученье.
И отчего ж я матерью рождён?!
Чтобы скитаться меж Землёй и Небом?
Давно я в тягость самому себе,
В душе старик, хотя годами молод.
А ты спокоен, даже цвет лица
Ты не меняешь и в жару, и в холод.

Авель
Ни Солнце, ни Луна тут ни причём,
У каждого должно светиться сердце.
Да и ущербен яркий свет для глаз,
Излишний мёд – и то бывает терпким.
Ты наберись терпения. Зачем
Себя так рьяно долго понапрасну?

Каин
Мать говорит, что я в рожденья час
Сияньем над собою был отмечен.

Авель
И я об этом слышал. Это – знак
И знамение Бога. Ты любим им.

Каин
Но Он к тебе всегда благоволит,
И раньше всех тебя в раю поселит.

Авель
Свой рай и ад ведь каждый носит сам
В своей душе: иль праведной, иль грешной.
Мы, двое братьев, оба сыновья
Одних отца и матери, и души,
И помыслы у нас с тобой одни.
И рознят нас года лишь. Так к чему же
Из нас кого-то Богу выделять?

Каин
В том и вопрос, на кой ищу ответа.
Ты вспомни жертвоприношенья день,
Как на алтарь мы выставили жертвы:
Твой агнец был сияньем осенён,
Моя же жертва стала волчьей пищей.

Авель
Бог милосерден, и Его пути
Известны лишь Ему в подлунном мире.

Каин
Быть может, тот небесный ореол
Меня младенцем ослепил навечно?!

Авель
Над Небом ты смеёшься, братец мой!

Каин
Оставим Неба, на Земле не лучше.
Когда родился я, то наша мать,
От счастья обомлев, свои все сорок
Животворящих кровеносных жил
Ради меня, родного иссушила.
Ну а теперь я для неё чужой,
И взгляд её порою безучастный.

Авель
С каких же пор лелеешь эту мысль?

Каин
С тех пор, как ты родился, а я «умер»
Для матери. Ведь только о тебе
Она печётся днями и ночами.

Авель
Не надо наговаривать на мать!

Каин
Ты знаешь правду, что же тут лукавить?

Авель
Ты думаешь лишь только о себе,
Кого ж она из нас обоих любит?

Каин
В делах любви руководит не ум,
А всё решает пламенное сердце.
Я первенец, ты слышишь? Первый я!
И раньше всех достоин я вниманья,
Благословения её достоин я!
Но нет, она к тебе лишь благосклонна.
Но у меня внутри не сотни душ,
Ношу в груди не каменное сердце!

Авель
Меня когда-то разуму учил…

Каин
А разум – это наших душ зерцало.

Авель
Тогда его нарочно не криви:
Превратное увидишь отраженье.
В него, прощу, внимательно всмотрись,
Увидишь: сколько в нас порочных мыслей,
Источником которых – разум наш.
А разве может матерь быть двуличной,
И равно не любить своих детей?
И мысли, и слова твои – кощунство.
Твой разум, братец, видно помутнел.

Каин
Как никогда, мой разум чист, но сердце…
Ах, сердце неуемное моё,
Угомонись или замри навеки!

Авель
Но если сердца ты потушишь свет,
Поселишь душу на века в темницу,
И лик твой почернеет, словно ночь.
Тогда ни свет, ни Небо не помогут,
Отторгнут будешь небесами прочь.

Каин
Довольно слов. И на отца обижен…

Авель
Покой отца ты ныне не тревожь,
Заботой он и без тебя натружен.

Каин
Как верно ты сказал, мой юный брат,
Ведь только лишь в тебе его заботы.
Ведь у него один лишь только сын,
И , как Луна, повёрнутая вечно
К одной Земле, он обращён к тебе.
Как жизнь твоя проходит быстротечно!
Ты не взыщи, а покорись судьбе.
Нам тесно жить вдвоём в подлунном мире,
И потому тебя я и убью…

Авель
Не торопись ты, дай немного время,
Я досыта овечек покормлю,
Моих невинных и немых созданий.

Каин
Тебе они важнее или я?!
Иль, что страннее, собственная гибель?!

Авель
Овечка – агнец, ангелом слывёт,
Её, как всех нас, сотворил Создатель,
И душу так же Он в неё вселил.

Каин
Ты говоришь, как ангел в поднебесной,
А сам уже землёю отдаёшь.

Авель
Мы все навеки связаны с Землёю,
Ведь из земли отец наш сотворён,
Я возвращаю долг. Пути иного
Дано не будет никому, и все,
Весь род людской навечно в ней возляжет.
Подумал ты о матери своей?
И не забыл ты об отцовском гневе?
Я смерти не боюсь. Но ты мой брат,
И никогда себе я не позволю
Поднять на брата руку. Посему
Ты доверши уж начатое дело.
Но как я вспомню, братец, о тебе,
Так сердце ноет по тебе уныло.

Каин
Ах, если б память у тебя была,
Мне б не стоять б, как враг, перед тобою.
Благодарю, довольно! Ты себя
Уж лучше пожалей. И перед смертью
Скажи: пред истиной сдаёшься ты моей?

Авель
Нет, не могу, ведь истина у Бога.

Каин
Но цвет лица переменился твой,
Бледнеешь ты, я вижу, из боязни.

Авель
Пред Богом я не прятал облик свой
Ни в светлые года, ни в дни печали,
И от тебя не спрячу, братец мой,
И не вздохну в последний вдох со злобой.
По воле Бога начал жить с добром,
И так же завершу её…

Каин
…Легко ли
Идти на смерть в сознании своём?

Авель
Наш каждый миг и смерть – по воле Бога,
Его веленья – для меня закон.

Каин
А я живу без веры и молитвы?!
Глухой, слепой ли, потерявший страх?!

(Каин бьёт Авеля и он говорит, умирая)

В тот день Господь не принял твои жертвы,
Но эта, верь, уже на небесах…
(Авель умирает)

 

Действие пятое.
Картина первая
Ева.
(Плач Евы по Авелю. Каин сидит рядом, понурив голову).

Ева
Авеля солнце взойти на заре не успело,
День мой уже окунулся в кромешную мглу.
Месяц ущербный едва показался несмело,
Звёзды сгорели в ночи, обратившись в золу.

Взгляд твой уже не блеснёт в моих чёрных глазницах,
Не насмотрелись глаза – уже тают в слезах.
Голоса нежного эхо - в холодных темницах,
Сонно блуждает язык, как незрячий впотьмах.

Так для кого мне хранить теплоту на ладонях?
Слов недосказанных сонм для кого мне беречь?
Незачем счастья просить мне в стократных поклонах,
Мне остаётся лишь рядом с тобою возлечь!

Каин, сын мой, обрубил ты в утробе надежду,
Волей судьбы, не родившись, угасла звезда.
С лаской взирать на тебя не смогу я как прежде,
Ныне достойна тебе Небу равная мзда.

Грудью невинною жажду твою утоляя,
Видно, вспоила на горе коварное зло.
Умыслом, чуждым земного, его умиляя,
В чреве бесстыдном твоём злодеянье росло.

Ангелом был во плоти ненаглядный мой Авель,
Как мог ты, Каин, злосчастное наше дитя?
Род наш людской до скончания века прославил,
Братоубийцы ты имя себе обретя!

Чёрный рассвет, уж белее он больше не станет!
В светлую явь не вернуть беспробудный твой сон!
В чистом обличье душа перед Богом предстанет,
Алой зарёй украшая собой небосклон.

Каин, сыночек, ты злобный души похититель,
Жизни бесценной ты ныне жестокий палач.
К матери жалость проявит миров Повелитель,
Ангелы вкруг соберутся на скорбный мой плач.

Как мне ступать по Земле, окроплённою кровью,
И превращённою нами в печали юдоль?
Как на Земле дальше жить и с враждой, и с любовью?
Каин, сын мой, подскажи, моя радость и боль!

Картина вторая
Азраил. Каин.

Азраил
Вперился в небо взором ты змеиным.
Глаза даны не жалить, а глядеть.

Каин
Оно же одарило синевою
Глаза мои, в них виден неба цвет.

Азраил
В глазах-то синь, но черен ты душою,
Нутро твоё съедает жалкий червь.

Каин
А что за зверь так пользуется мною?

Азраил
Не зверь, а зависть чёрная в тебе
Твое же сердце мерно разгрызает.
Завистливо отнёсся ты к судьбе
Родного брата. И печатью смерти
Отмечен ты, как кровник…

Каин
… Но позволь,
Лишивший жизни - если это кровник,
То кто ж, убивший брата своего?


Азраил
Ты страшный смерч, несущий людям гибель!
Ведь не тобою был воздвигнут храм,
Что ты разрушил. И, огня хранитель,
Очаг, он был обтёсан не тобой.
И не тобою был зажжён тот факел,
Что Авель нёс в груди. Твоей рукой
Он был потушен. Ветви золотые,
Что гордо развевались бы в веках,
Тобою были срублены. Проклятья
На Землю ты принёс, себе же - страх.
Твой каждый день пройдет в великих муках,
Что и больной - не сможешь умереть.

Каин
Какой недуг мне Небом предначертан?

Азраил
Не от животных сей недуг идёт,
Зверьё и птицу также он обходит.
Лишь в человеке вольно он живёт
И лишь его природе он подходит.
Взгляни в глубины сердца и поймёшь,
Что это так…

Каин
…Я в этом убедился
И по себе я знаю его мощь,
Но превозмочь я сам себя не в силах.
Плоды добра живут недолгий срок
И рано покидают они ветви.
На плод же злобы не садится червь…
И вознестись на Небо мне нет дороги,
И в Землю лечь возможности лишён.

Азраил
Законы Бога и добры, и строги.
За тяжкий грех твои отец и мать
Из рая были изгнаны. За твой же
Тягчайший грех, хотелось бы мне знать,
Куда тебя Всевышний наш изгонит.

Каин
Раскаянье терзает душу мне,
Тяжелым грузом надавив на сердце,
И в бурю обвалившейся скалой
Гнетёт всечасно немощное тело.
Чем мёртвому, убийце тяжелей.
Его мученья – миг, мои же – вечность.
Возьми же душу грешную скорей
И в ад меня отправь, уж сделай милость.
Но, прежде чем закроются врата,
Ты с Авелем меня сведи. Комками
Застряли в горле нужные слова,
Что не успел сказать ему при жизни.

Азраил
Желаешь ты утешить свою боль,
Раскаяньем своим, подобным лести.
Слепцом на рану насыпаешь соль,
А смысл жизни – истинная вера.
Хотя ты жив, для всех уже мертвец.
В одном помог лишь – ты открыл мне эру
Людских смертей. Теперь же, наконец,
Я долг верну Земле, когда-то взятый.

Каин
Тогда и просьбу выполнишь мою?

Азраил
Как ты лишил его бесценной жизни,
Пока другой твою же не возьмет,
Я не могу принять твои моленья.

Каин
Так как мне быть?..

Азраил
…Терзаться и страдать
И жить, всечасно ожидая смерти.
Когда ж настигнет праведная месть,
В тревоге дикой распахнув ворота,
Ты будешь ждать последний Судный день.

Каин
Ужели нас злосчастный плод запретный,
Не вразумив, лишь смертью одарил?

Азраил
Не позабыл, я вижу, слов заветных,
Но не воспринял их премудрых сил.
Любовь и зависть по одной тропинке
Идти не могут вместе. Только зло
Стремится зависть заключить в объятья.
Адам, отец твой, веру до конца
Внушить тебе не смог, иначе братья
Не так разнились бы. Ты людям стал чужим,
Зато душою Дьяволу стал близок,
И будешь его преданным слугой.
Завидовал ты Авелю напрасно,
И жертва, принесенная тобой,
Наверно Небо примет благосклонно.

Каин
Ах, Авель, Авель, мой родимый брат,
В ушах моих звучит твой глас предсмертный.
Ты говорил: «Не мучайся, стократ
Дороже жизнь, чем тщетные мечтанья.
Ты позаботься лучше о себе,
Ведь благо не родится от страданья.
Раз суждено так, подчинись судьбе,
Подумай о душе своей мятежной».

Азраил
Лишенный жизни Авель, братец твой
В раю обрел последнюю обитель.
Тебе же, Каин, ввек найти покой
Отказано ни в том, ни в этом мире.
Воспоминанья превратятся в яд
И зависть с желчью растекутся в жилах,
Что ты узришь еще при жизни ад,
Ни умереть, ни дальше жить не в силах.

Каин
А я душою этой каре рад,
Я, жалкий грешник и не ждал другого.
Но как же память обо мне нести
Грядущим поколеньям? Как без Бога
В душе и в сердце, с завистью смешав,
Посеял зло я на Земле? При жизни,
Я так скажу, мы вовсе не живём,
А тратим срок на подготовку к жизни.
В конце пути уже осознаем,
Что жизнь не удалась и мы несчастны.
Как избавитель наш от дольних мук,
И смерти миг нам радостен злосчастный…

Картина пятая
Мать-Земля. Азраил. Каин.

Мать-Земля
Еще в преддверьи высшего творенья
Пророчила несчастный сей исход.
Презрев мои бессчеёные моленья,
Ты всё же вырвал ком из недр моих.
И что в итоге?..

Азраил
… Я явился с долгом,
Чтобы вернуть его. Адама сын
Содействовал мне в этом деле трудном.
Убийца Каин долгих сорок дней
Скитается с печалью безысходной
И с братом убиенным на спине,
Как поступить с останками не зная.
Позволишь схоронить его в себе
И им застлать твою былую рану?

Мать-Земля
Какая польза в позднею мольбе?
Я боль приму, но кровью не питаюсь.
Приму я дождь как щедрый дар небес
И, им умывшись, в чистоте стараюсь
Держать свою нетронутую честь.
Ведь благо входит в дом благословенный,
Где нет насилья, и раздора нет,
Невинной крови нет и убиенных.

Азраил
Но Каину противен белый свет,
Его не манят яркие рассветы,
Его прельщает сумрачный закат.
И, к таинствам души ища ответы,
Он день и ночь всё пятится назад.
И мнит, что темень – порожденье света,
И что добро рождается из зла,
Хотя в душе он больше зла не держит.

Мать-Земля
Не раз его я услаждала взор,
Когда труды богатым урожаем
Вознаграждала щедрою рукой.
Кто сеет смерть, тот пожинает гибель.
Я не хочу нарушить свой покой
И пусть не кровь найдет во мне обитель.

(входит Каин)

Каин
Пример мне ныне ворон показал,
Когда в земле с усердьем вырыл ямку
И бережно сородича зарыл.
И я спущу на землю тело брата
И там его затем похороню.

Мать-Земля
Пережила великую утрату,
С тех пор молчанье я в себе храню.
Но ныне я кровавую отплату
Принять из рук убийцы не могу.

Каин
Но как мне быть в печали безутешной?
Я от себя безудержно бегу
И вновь к себе же возвращаюсь тщетно.
И если миг рождения в Земле,
А смерти час в руках у Азраила,
Я вас молю, возьмите жизнь мою
И передайте брату, чтоб ожила
Душа его…

Азраил
…Ты выбрал легкий путь,
Даруя жизнь непрожитую брату.
Ведь миг рожденья – судьбоносный миг,
А вслед за ним пожизненная плата.
И только смерти неизбежный клик
Вернёт людей в единую утробу.
Самим Творцом начертан смерти час,
Приспеет он, и смерть тебя настигнет.

Каин
Я знаю – гнев Творца я заслужил.
Коль скоро час возмездия не минет,
Вы попросите, чтоб поторопил
Мой вожделенный миг упокоенья.

Азраил
Все семь небес и семь пластов Земли
Он может вмиг переменить местами,
Но миг рожденья, как и смерти миг
Предрешены Создателем заране.

Мать-Земля
Что ж ты сегодня головой поник?
Иль истина тебе подобна брани?
Солгавший против истины грешит,
А грешным не дано благодеянье,
Их больше кара верная страшит.

Каин
И каково же это наказанье,
Когда убил я брата своего?

Азраил
Ты осознал вину и воздаянье.
Могу тебя утешить лишь в одном:
Раскаянье – кратчайший путь к спасенью,
Твой этот шаг сочтётся в мире том.

Мать-Земля
Пока Адам, из глины сотворённый,
Вернувшись вновь, не обратится в прах,
Кто б ни был он, я не приму другого.
Каин
Ах, Авель, свет потух в моих глазах,
Уже не мил он без тебя, родного.

Азраил
В раю уже твой Авель. Не тревожь
Его ты зря. Не он, а Каин умер,
Живя с клеймом нетленным на челе.

Каин
Нельзя Земле предать, нельзя покинуть,
Но как взывать к безжалостной судьбе?!

Мать-Земля
Пока не будешь Небом ты отринут,
Носить его ты будешь на себе.


Картина седьмая
Адам. Дьявол.

Адам
Я не успел обрадоваться счастью
В кругу семьи, как кровожадный рок
Разрушил мой очаг. Вода и пламень,
Как день и ночь, как наледь и росток:
Их дольний мир враждой извечной славен,
А их слиянье порождает смерть.
Вот и сыны мои, как две стихии,
В моих очах вдвоём не ужились.
Так и влачу я дни свои лихие,
Меж двух стихий: в желаньи утонуть
Или же быть огнём испепелённым.

Дьявол
О мире мыслишь, не вникая в суть.
Сам некогда их праха сотворённый,
Ты об огне, чистейшем из стихий,
Осмелился судить?! Забавно, право.
В вас зависть ярким пламенем горит –
Людских сердец извечная отрава!

Адам
Ты рану мне, прощу, не береди,
Она, как волчья пасть, и так зияет.

Дьявол
О Каине уже забыли все,
И ты покинь его, предав забвенью.
Наверно, счастье – отпрыска иметь,
Который путь по Божьему веленью
Пройти бы смог, во всём блюдя завет.
Но не завет, а низменная зависть
В душе его гнездится. Слеп и глух,
В мученьях проведёт он дней остаток,
Тая в груди своей тлетворный дух!

Адам
Так отчего нам каждый миг так сладок?

Дьявол
Что ваша жизнь? Двуглавая змея:
Когда одна в утробе материнской
В заветный мир закладывает путь,
Другая голова в земной утробе
Уже рядит последний свой приют.
Из тьмы одной сойдя в другую темень,
Изводят люди свой короткий век.
Чтоб ощутить всю сладость обитанья,
Родиться в муках должен человек.

Адам
В груди ношу я сердце не из камня…

Дьявол
Из глины красной слеплено оно,
И посему на зов живой природы
Не отзывается. Оно обделено
Великим чувством первого свиданья
Со светом белым. В нём не могут быть
Отрадных чувств от первого дыханья,
Молочных снов на розовых губах.

Адам
Мой мир иной, И долею страданья
Я мерю своё счастье. Посему
Но одарённый жизнью на Земле,
Уж как никто ценю крупицу счастья.
Да, не изведал материнских ласк,
Но, из Земли радушной сотворённый,
Я сердцем чую каждый её пласт.
Я – плод Земли, Всевышним вдохновлённый,
И чувствую нутром её тепло.
И я судьбе за это благодарен,
Хвалу за это Богу воздаю.

Дьявол
Поистине, свет Неба лучезарен,
И счастлив тот, кто вздет его крылом.
Но путь к нему тернист и так желанен,
Что всякий люд, превозмогая боль,
Хотя б на миг его узреть стремится,
Избавив плоть от плена темноты.
Тебе ж неведом сладкий миг рожденья,
И оттого и жизнь не ценишь ты.

Адам
Сквозит в твоих реченьях заблужденье.

Дьявол
Запомни, дух сомненья не присущ
Нам, ангелам небесным. Только люди,
Погрязшие в пороках могут лгать,
И только смерть их алчный пыл остудит.
Но лишь в одном я всё же уязвим:
Когда в любви и искреннею вере
Всем сердцем Богу предаётесь вы,
Тогда бессилен я…

Адам
…Знаком с манерой
И плутовством злокозненной змеи.

Дьявол
Однажды даже рад был обмануться
Его соблазнам ты. Пути твои
С его стезёю скользкой несравнимы.
Укус змеи гнетущ, но излечим,
Завистливость, увы, неисцелима –
Людских общений неизменный яд.

Адам
Я – Божий раб. Молитвы воздавая,
Служить Ему лишь неизменно рад.

Дьявол
Ты раб, я знаю. Ну а я свободой
К несчастью или счастью одарён.
Тебя своею огненной природой
Превосхожу я даже. Тот же грунт,
Огнём моим искусно обожжённый,
Становится горшком. Но, я плут,
Как клеветник, как мерзкий прокажённый,
Несведущими мыслюсь. Облик мой
Оброс хвостом, копытами, рогами,
Везде с меня рисуют образ злой.
Но знаю я: твоими же руками
Тот образ был надуман. Боже ж мой!
Как в зеркале ты отразил натуру,
Присущую себе. Через меня
Бесчестно выдаёшь свои пороки,
А сам святошей ходишь по Земле!
Одно лишь утешенье, что свободен
И в действиях, и в мыслях, и судьбе
Я благодарен. Тот лишь благороден,
Кого в душе свобода осенит.

(Дьявол то исчезает, то снова появляется)

Адам
Стой, слушай, где ты? Я тебя не вижу.
Сквозь Землю провалился или ввысь
Вознёсся к Небу? Не во сне ль я брежу?

Дьявол
И он – наместник Бога на Земле!
Он возомнил себя подобьем Бога!
Своё нутро сначала ты узри,
Пред тем как в облаках кругами виться.
Так и не смог понять, что я внутри
Тебя живу. Вселился незаметно
Я в ваши души. Каждый ваш порок
Во мне стократ отрадой отзовётся,
Моё же счастье – ваш несчастный рок.
Все ваши беды в хоровод сольются,
И в пляс пушусь от радости. Тобой
Стремлюсь я управлять до самой смерти.
Глаза твои покрою пеленой,
На праведном пути расставлю сети.
Вступили вместе мы в смертельный бой,
И Судный день последний вместе встретим…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 996 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!