Статьи
Грузия и Дагестан – история и современность

С конца двадцатого века возросла роль информационных технологий в международных отношениях, формируя новый уровень связей между странами и народами. Принято так, что событие весомо, когда о нем широкой публике рассказали средства массовой информации. 

Эльвира Горюхина

Дагестан в беседах и сочинениях молодого поколения. 

"Дружба народов", 2010. №9

К 10-летию разгрома бандформирований, напавших на Дагестан в 1999 году. Двадцать четыре часа из жизни мужчины.

4 сентября 1999 года начальнику Новолакского РОВД майору милиции Муслиму Даххаеву позвонили из МВД Дагестана и сообщили о том, что боевики Хаттаба и Басаева, отброшенные в августе месяце из Ботлихского района, скапливаются в чеченских селах, граничащих с Новолакским районом.  

Российско-кавказская аномалия

Кавказ всегда был сложным регионом России. Здесь в небольшом пространстве смешались религии, народы и этнотерритории

Для отображения этого элемента необходимо установить FlashPlayer.
Главная → Статьи

«Кавказский Дом» в гостях у ГТРК «Ингушетия» часть1

18 июля 2011 - Администратор

Добрый вечер уважаемые телезрители, уважаемые гости круглого стола ГТРК «Ингушетия». У нас в гостях федеральный дискуссионный клуб по проблемам Северного Кавказа «Кавказский Дом».

Ведущая: Мы начинаем цикл бесед под общим названием «Кавказ- настоящее и будущее». Подобного рода программы уже проходили на телекомпаниях Северного Кавказа. Эстафету нам передал Дагестан.


Я с удовольствием представлю вам наших гостей:
Кусова Сулиета Аслановна - генеральный директор Центра этно-конфессиональной проблематики в СМИ при СЖ РФ.
Куркиев Ибрагим Бесланович – руководитель Госкомстата РИ.
Цурова Лидия Ахметовна - заведующая кафедрой финансов и кредита ИГУ, кандидат экономических наук;
Сампиева Зара Магомедовна - заместитель министра экономики и промышленности;
Тибоев Магомед Бесланович – депутат Народного Собрания, член комитета по бюджету и финансам;
Албогачиев Исраил - заместитель председателя молодежного парламента Республики Ингушетия.

Сулиета Кусова: Спасибо, что откликнулись, что предоставили территорию, площадку, на которой мы можем поговорить с коллегами из Ингушетии. Я отношусь достаточно серьезно к заявленному Президентом России в послании Федеральному собранию. Это достаточно глобальное послание, в котором были выделены отдельной строкой проблемы Северного Кавказа. Вскоре у нас появился Северо-Кавказский округ. Что несет нам появление этого нового округа, пока неизвестно, но видимо некое переустройство культурного, информационного и экономического пространства. Иначе для чего все затевать? Сегодня мы выбрали, действительно, сложную тему. Каждая республика имеет свою стратегию экономического развития. Не все республики обсудили с общественностью эти проблемы. Многие программы грешат слабостью, намешано в них всего возможного и невозможного. Наши возможности поменялись после развала СССР. В каждой республике были мощные базовые индустрии и ценности, на которых покоился бюджет республики, была другая форма взаимоотношений центра и регионов. Сегодня все иначе, и зрители наши прекрасно осведомлены о новых политических реалиях, в которых мы живем. Давайте начнем наш разговор, пользуясь тем, что у нас в гостях официальное лицо - заместитель министра экономики, с той самой стратегии, которая появилась. Появление программы 2010-2016 годов все таки эксклюзивность, наверное, этого нет еще ни в одной республике. Что это за программа, для чего она и насколько возможна ее реализация?
Зара Сампиева: Во-первых, я хочу пояснить историю происхождения этого документа. Республика неоднократно обращалась к руководству страны с предложением и просьбой оказать нам содействие в получении целевым методом тех средств, которые выделяются для адресных целевых программ. Они имеют немного размытый характер, не в полном объеме финансируются и не имеют достаточного мультипликативного или целевого эффекта для экономики республике, то есть мы не получали достаточных средств, чтобы от начала и до конца закончить какой-то намеченный нами комплекс мероприятий. Мы приступили к этой работе, пригласив ряд специалистов, разработали стратегию развития республики. Этот концептуальный документ был принят постановлением правительства Ингушетии и одобрен министерством регионального развития. Мы провели презентацию, были определены основные методы развития республики на 2020 –2030 годы, определены ключевые моменты. По ним даны основные стратегические направления: какие области и сферы деятельности задействованы. В связи с тем, что мы созданы на отрезке небольшого времени, что нам передана исторически слабо развитая инфраструктура, руководство страны пошло нам навстречу, приняв решение о разработке программы. Поручено это было министерству регионального развития. Министерство экономики подготовило ряд предложений и отправило в министерство регионального развития. Сложная процедура шла почти год. К концу 2009 года она была успешно защищена. В послании РФ программа утверждена. В эту программу вошли 98 проектов мероприятий, которые отражают почти все отрасли экономической и социальной жизни республики. С 2010 года программа реализуется. В республике находится комиссия министерства регионального развития с целью помочь республике начать реализацию этой программы.
Сулиета Кусова: Зара Магомедовна, в чем реальность этой программы и в чем отличие стратегических программ других республик? В чем основная красота и «изюминка»?
Зара Сампиева: Есть раздел промышленного блока-топливно-энергетический комплекс, мероприятия, связанные с ним. До сих пор эти мероприятия практически не финансировались из федерального бюджета. Были незначительные вливания в рамках ФЦП России. Давались средства на развитие инфраструктуры. Создание предприятий считалось весомым ресурсом, а привлечь в республику эти ресурсы в нашем положении очень проблематично.
Сулиета Кусова: То есть, теперь государство берет на себя обязанность федерального финансирования заявленных вами проектов в энергетике?
Зара Сампиева: Энергетики, водоснабжения в республике как исключение, развития нефтекомплексов нашей республики в связи с тем, что это самая старая отрасль и бюджетообразующая. Сделано это исключительно потому, что наш нефтекомплекс оказался в сложных финансовых условиях. Мы обратились в Минпромторг и Минэнерго. Они поддержали инициативу. В программе были задействованы эти комплексы.
Сулиета Кусова: Республика Ингушетия - аграрно-индустриальная республика. Она располагает запасами нефти, газа, а также стройматериалами, строительным камнем, известняком и гидроресурсами, отмечено в первом пункте стратегии. Насколько это реально, с точки зрения ученого, преподавателя, экономиста? Ибрагим Бесланович, насколько реальна такая заявка, как вы видите экономическое будущее Ингушетии? Есть ли какой - то приоритет?
Ибрагим Куркиев: Мои взгляды на экономику в сложившейся ситуации не очень оптимистичны. Я тезисно назову несколько основных причин. Первая: программа разрабатывалась посторонними программистами. Я пессимистически отношусь к их знанию ситуации на местах. Я 4 года работал над диссертацией по теме «Информационное обеспечение социально-экономического развития депрессивных регионов». Такой развернутой информации, которая у меня имеется, нет ни у кого в этой республике. Однако и этого недостаточно. Сегодня система статистики построена так, что большинство показателей не отражают реальности каких-то отдельно взятых регионов, особенно в малых регионах. Самый большой бич этой проблемы - совершенно не учитываются масштабы экономики. По одному лекалу мы шьем одежду и для Свердловской области, и для Москвы, и для Ингушетии.
Второе: За 11 лет работы в этой должности я никогда не встречал ни одной программы, где бы было описание экономического вопроса и информационного сопровождения этой программы, мониторинга её по данным отчетов самих исполнителей. В-третьих, я очень пессимистически отношусь к программам, где и заказчиками, и исполнителями является государство, поскольку этот факт уже зачеркивает объективный подход. В-четвертых, я считаю, что научная интеллигенция практически в этом вопросе не участвует. В университете у нас есть прекрасные кадры. Эти люди должны приглашаться в правительство. Они исключат дилетантский подход в разработке различных программ и в оценке результатов, они профессионалы своего дела. Сегодня только ленивые не ругают наши кадры. Проблема не в студентах, не в преподавателях. Проблема в том, что образование оторвано от действительности, ему не уделяется должного внимания, оно не распространяется дальше установленного.
Ибрагим Куркиев: Проблема образования в России в том, что до сих пор мы не можем никак вписаться в боллонский процесс. Одной ногой стоим в советской системе образования, другой ногой пытаемся впрыгнуть в поезд под названием «боллонский процесс». Ничего у нас не получается. Я думаю, что необходимо полностью пересматривать образовательную программу и по- новому строить систему образования. У нас в республике программы развития образования сводятся к тому, чтобы строить здания. И почему-то никто не говорит о том, что надо растить качественные кадры, нам надо цепляться за науку, надо выращивать наших ученых. Я употребляю это слово, потому что сейчас модно говорить про Китай, про промышленный бум. Дело в том, что Китай на этом пути прошел определенные этапы. Если посмотреть историю любых индустриально развитых стран, которые сегодня находятся в авангарде мировой экономики, то мы увидим, что путь у всех одинаковый. В начале всего у них стоит ремесло. Чтобы что-то развивать, человек должен учиться делать, иметь к этому какую-то приспособленность, склонность. Второе, безусловно, технологии. Я считаю, что участие государства в предпринимательской деятельности, в организации промышленности ошибочно и не даст никакого эффекта, можете записать мои слова и вспомнить их через 10-15 лет.
Сулиета Кусова: То есть, вы абсолютный сторонник рынка?
Ибрагим Куркиев: Это объективное и мировое понимание подтверждено жизнью.
Сулиета Кусова: Обращение к эксклюзивной ингушской программе сводилось к тому, что инвестор не идет, рыночные отношения не срабатывают. Пока мы придем к большому рынку, может, на дотациях немножко продержаться, чтобы научиться ходить? Это достаточно весомое мнение не только руководителя Госкомстата, а человека – теоретика, экономиста. А как же депутаты принимали программы? Не учитывали голос науки?
Зара Сампиева: Ибрагим Бесланович, может быть, не совсем в курсе. Когда мы формировали программу и саму стратегию, то и представители университета, общественных организаций и общественных учреждений, даже предприятия участвовали в ее разработке .
Сулиета Кусова: Вас как заведующую кафедрой приглашали?
Лидия Цурова: Меня приглашали, чтобы разнообразить сообщество людей и дать немного теории. Большое спасибо Ибрагиму Беслановичу, теоретику и практику, спасибо за золотые слова по поводу рынка. Вы задали вопрос, будет ли инвестор? Мы со студентами разработали программу. Это жизненная программа, когда мы не ищем инвестора, в этих условиях адекватно относимся к ситуации. Мы не считаем панацеей государственную помощь, финансовую, потому что это иждивенчество. Можно говорить, что Ингушетия аграрная, забитая или несчастная в экономическом плане. А вы заметили, что во время кризиса у нас нет проблемы с безработицей, хотя нет бюджетообразующих предприятий? Нельзя ли поставить акцент на самое прекрасное, на людей? Экономика - это игра с личными интересами, где первичны животный инстинкт, личное обогащение, развитие своей семьи и материальный достаток. Как оценить ситуацию в Ингушетии? Годовой доход в Ингушетии самый низкий, а средний прожиточный минимум - один из высоких в ЮФО. Видимо, много денег проходит мимо бюджета. К нам очень снисходительно относились потому, что есть финансовые основания к созданию программ, работы с ними. Это запасной вариант, в случае чего. Но все поставлено на животном инстинкте - обогащение человека. Если грамотно все учесть и работать с этим, можно получить опыт Малайзии. Она во многом похожа на нас. Там настолько грамотно поставили это вопрос, что за 30 лет развития уже в космос летают.
Сулиета Кусова: Я согласна с тезисом о необходимости использовать экономическую пассионарность. Я давно не была в Назрани. Вчера даже засомневалась, традиционна ли Ингушская Республика. Такой городок нас встретил, такие дома - «рублевка ингушская». Значит, не столь плачевная ситуация в Ингушетии.
Магомед Тибоев: Если быть субъективным, то во всех регионах Российской Федерации есть такие рублевки.
Сулиета Кусова: Да, конечно, есть и в других регионах, но здесь дворцы.
Ведущая: Нужно учесть, что строители – сам народ.
Лидия Цурова: В чем еще прелесть Ингушетии? Раньше она перебивалась как-то сама, находила возможность финансирования, потому что федерального не было. Обходились сами. А последние 15 лет иждивенчества - не тот опыт, который стоит нарабатывать. Есть еще один стимул, на который стоит делать акцент: сокращение расходной части нетрадиционного финансирования. В этом будет играть роль местное самоуправление. Надо ставить упор на них. Никакая власть не стоит ближе к народу, чем местное самоуправление. Мы говорим о другом принципе вообще, о том, что люди – вот наш основной фактор, а не деньги, не полезные ископаемые и т.д.
Сулиета Кусова: На Кавказе самое большое богатство - люди. Такого народонаселения, как на Кавказе, нет нигде. Умение поднимать себя из любой ситуации присуще им. Я хочу уточнить: вы знакомы с этой программой?
Лидия Цурова: К сожалению, с этой программой мы не знакомы. С 30-летней - были знакомы, когда она была на обсуждении в Москве. В рамках той программы нас приглашали. Там была замечательная декларативная картинка, как ее использовать через население, через УМС. Речь идет об изменении отношения вообще в обществе, на людей всегда мало внимания обращалось.
Сулиета Кусова: Может это и есть инновационность экономического подхода –то, что предлагает Медведев?.
Ибрагим Куркиев: На самом деле инновационности в этом нет. С тем, о чем говорит Лиза Ахмедовна, я совершенно согласен. Я приведу историю с предприятием под названием «ЭККО». Это датская обувная компания. Я специально взял датскую компанию, потому что Дания очень маленькая северная страна, где мало ресурсов, суровая жизнь. С чего началась эта компания? Все жители одного маленького городка (всего 3-5 тысяч) решили построить какое-то предприятие. Тщательно обсудили общественные договоры, включали даже своих детей, которые разбивали копилки, покупали акции еще не существующего предприятия. Таким образом, был создан уставной капитал и капитал для развития этого предприятия. Затем они начали смотреть, какой же опыт есть для того, чтобы развиваться? Были неплохие мануфактуры, которые создали обувь. Они стали совершенствоваться и наращивать свои объемы. Предприятие было создано в старом заброшенном бараке. Сегодня эта компания имеет филиалы в 97 странах мира, на нем работают 27 тысяч человек, годовой оборот составляет 70 миллиардов долларов. Жители городка давным-давно не работают на этом предприятии, а работают люди, которые живут в других странах, неразвитых, они работают и в филиалах. Естественно, владельцы предприятия получают прибыль. Основной мотив открытия любого предприятия - это прибыль.
Магомед Тибоев: Можно сколько угодно говорить о теории, но давайте посмотрим на практику, на реалии. Во-первых, мы живем в составе Российской Федерации, где существуют федеральные законы, которые мы должны применять и в Республике Ингушетия. Во-вторых, Республика Ингушетия сейчас процентов на 90 датируется из федерального бюджета. В-третьих, программа, которая принята, - очень важный шаг на пути развития нашей республики. Можно говорить сколько угодно о плохих и хороших сторонах этой программы, но дело в том, что она даст нам возможность заложить основы и в социальной сфере, и в инфраструктуре органов местного управления. В населенных пунктах нет детских садов, нет школ. Коллега говорил, что надо развивать научный интеллект. Да, я согласен, но если мы не создадим начальные условия для развития и воспитания детей, не дадим им хорошее образование, не будет этой интеллигенции. В программе заложена и значительная составляющая по развитию социальной инфраструктуры. Уже три года параллельно существует программа «Юг России». В ней есть конкретные адресные точки по нашей республике в плане культурно-массового развития. Я внимательно с ней ознакомился и считаю, что это, конечно, не панацея от всех бед. Но в плане того, что в нашей республике появятся условия для дальнейшего развития, там заложено немало. Это хорошее начинание.
Лидия Цурова: Мы говорим об одном и том же. Это как известная причта о том, как мудрецы трогали в темноте слона и каждый по своему его интерпретировал. Кстати, в увеличении бюджетов доходности необходимо рассматривать возможность развития потенциала роста, разработка сюжетов для освоения бюджетных средств и как от этого отказаться. Это и есть источник финансирования. Мы ставим акцент на него и считаем, что сами не способны зарабатывать, содержать республику. Другие варианты по увеличению доходов населения это рынок, его развития. Когда мы говорим об образовании, мы не говорим, что рынок – панацея, рынок – экономика промышленности, а социально значимые объекты, поддержка социальных неимущих слоев - это прерогатива государства. Тогда нет позиции иждивенчества.
Лидия Цурова: Возьми ярмарки, которые организовываются органами местного самоуправления. Эта замечательная ингушская традиция -строительство домов, когда вся семья помогает безвозмездно. А здесь УМС могло бы в принципе обеспечить бедных, все берет на себя УМС. Здесь очень важна роль государства.
Зара Сампиева: Мы не спорим по этому поводу, у нас есть перспектива, на которую мы работаем. Задача органов государственной власти - поддержать те направления, которые идут инициативно от населения. Такие инициативы в любом случае нуждаются в финансовом вливании. У нас есть целый ряд мероприятий и программ, которые направлены именно на эту перспективу. Мы сегодня работаем над тем, чтобы предприятия, действующие на территории нашей республики, могли эффективно работать. Дело в том, что у нас есть программа поддержки малого предпринимательства, которая позволяет повысить деловую активность населения при поддержке федерального центра. Мы участвуем в ряде конкурсов, проводимых Минэкономразвития. Хочу отметить ту работу, в которой органы власти принимают участие. Нам удалось построить два бизнес - инкубатора. В прошлом году мы начали работу по грантовой поддержке населения, оказывали людям поддержку для создания собственного дела. Эта работа будет продолжаться, уже проведен конкурс по отбору бизнес - планов.
Сулиета Кусова: А в какой сфере вы открываете бизнес?
Зара Сампиева: Ограничений не было, была разработана методика по оценке бизнес-планов, представляемых нам.
Сулиета Кусова: Какая тенденция в выборе, к чему больше тяготеет бизнес, к торговле?
Зара Сампиева: Есть ремесленное производство, сельскохозяйственное: переработка и производство. Мы старались не акцентировать внимание на оптово-розничную торговлю, старались поддерживать те проекты, в которых идет само производство. Есть люди, которые сами обращаются: они умеют шить, но у них нет возможности купить оборудование для производства. И мы помогали тем людям, у которых именно такие проекты. Было много обращений и от людей, которые хотели открыть магазины и т.д. Большую поддержку мы оказывали тем людям, которые выращивали скот - человек сам себя обеспечивает животноводческой продукцией, молочной. Соответственно и соседям, и родственникам перепадают избытки этого продукта. Мы будем продолжать и в этом году поддерживать такие бизнес-планы. Кроме этого, мы продолжали работу по субсидированию процентных ставок. В 2009 году была оказана помощь 317 субъектам малого предпринимательства в размере 44 миллионов рублей.
Сулиета Кусова: Лиза, то, что вы говорите, - очень важное явление, которое сегодня отрабатывается и звучит в нашем аналитическом экономическом экспертном сообществе. Это клановость, тухумность, тейповость, обычно оцениваемые как негативное явление. На Кавказе живут структурированные этносы, прежде всего, в Ингушетии, Чечне, Дагестане. Во благо бы направить эту особенность. Есть же в Италии семейный бизнес, семейные банки.
Зара Сампиева: Президент обратился к народу, подчеркнул, что поддержка, которая будет оказываться, будет решаться на совете тейпов. Люди внутри себя знают, кому поддержка необходима.
Лидия Цурова: Я не согласна с советами тейпов. Возвращаться в средневековье и ставить ставки на тех способах выживания, которые были востребованы в то тяжелое время, нельзя. Сейчас тейп не несет такую социально значимую роль. Сейчас пошло экономическое разобщение людей, это меняет структурирование. Возвращаться к тейповости не надо, а надо рассчитывать на деятельных людей. В обществе всего 7% природно активного населения. Только они работают не на общество, а на теневую экономику. Государство понесет ответственность, если не выявит эти 7% . Что такое малый, мелкий бизнес? Это доверие обществу. Вы им предложите разрабатывать муниципальную собственность, если пять лет не работают, то забирайте. Вы оказываете доверие, вам отвечают тем же. Коррупция бывает во всяком обществе, но на любой сигнал от бизнесменов мы проявляем реакцию. Это действует.
Сулиета Кусова: Извините, что перебиваю, но это очень важный момент. Следующий круглый стол посвящен роли институтов гражданского общества в нейтрализации коррупционных процессов. Вот один из механизмов, пожалуйста.
Лидия Цурова: Один из источников дохода - это как раз методичная работа с коррупцией, потому что коррупция - это инстинкты человека. Работать надо спокойно, какой-то процент может и останется, но высокая зарплата государственных чиновников, отсутствие льгот и жесткое наказание принесут свои плоды.
Исраил Албогачиев: Дело в том, что недавно по телеканалу была трансляция передачи с участием президента РФ, где он призывал не сажать коррумпированных чиновников, а принуждать их к отработке финансов, которые они съели до этого. Что касается молодежи, мы говорим во всех СМИ о том, что молодежь - наше будущее. Но на обсуждение этой программы не был приглашен молодежный парламент, не было учтено мнение молодежи.
Зара Сампиева: Та молодежь, которая дружит с информационными средствами, к нам обращалась и обращается сегодня.
Исраил Албогичиев: По данным мероприятия идет информирование, есть у нас несколько сайтов, в том числе президентский сайт.
Зара Сампиева: У министерства экономики есть свой сайт, надо открывать сайт того органа власти, который проводит конкурсы. Информация на правительственные сайты поступает по факту исполнения. Молодежный парламент не был привлечен, т. к . был создан тогда, когда программа была на утверждении в правительстве. По времени мы никак не могли привлечь молодежный парламент.
Сулиета Кусова: Магомед Бесланович, вы сотрудничаете с молодежью?
Исраил Албогачиев: Давайте я отвечу от молодежного парламента. Дело в том, что на сегодняшний день мы ведем тесное сотрудничество с председателем и депутатами Народного Собрания. В бюджет были заложены около 900 тысяч рублей на развитие молодежного парламентаризма. Почему министерство финансов урезало этот бюджет? Вроде бы молодежный парламент нам и нужен, а денег мы для них жалеем. Если мы будем сегодня строить индустрию, которая будет закончена в 2016 году, возникает вопрос готовите ли вы специалистов к этой деятельности? Как найти работу? Вы размещаете на сайтах все программы. Наше население 50 на 50 не могут пользоваться компьютером.
Сулиета Кусова: Может, молодежный парламент возьмется за миссию распространения такой информации для молодежи?
Зара Сампиева: Есть горячие линии, по которым можно связаться с любым руководителем.
Сулиета Кусова: Я думаю, что за кадром осталось много молодых людей, которые хотели участвовать. Население Ингушетии на 1 января 2008 года составляет 499 тысяч человек, преобладает сельское население. Чем сегодня оно живет, какие перспективы? Не учитывать аграрное направление наших республик нельзя, что им делать? Как им быть без этих высоких технологий?
Магомед Тибоев: В той же программе заложены очень большие средства по развитию законченного цикла, начиная с выращивания крупного и мелкого рогатого скота до выпуска мясо - молочной продукции. Будут развиваться большие и маленькие комплексы, на сегодняшний день их очень мало, существует молочный цех.
Сулиета Кусова: Республика не снабжает себя молочной продукцией?
Магомед Тибоев: Нет, не можем обеспечить даже один район или школу.
Сулиета Кусова: А в советский период?
Магомед Тибоев: В советский период мы были Чечено-ингушской республикой, тогда определенное снабжение шло.
Зара Сампиева: На момент создания этой республики у нас аграрное состояние было лучше, были совхозы, колхозы, прибыльные и известные в стране. Но в период распада СССР рынок грубо вмешался, территория оказалась в частных руках, сельскохозяйственная отрасль распалась. Необходимо вырабатывать инструменты и инфраструктуры, чтобы задействовать все крестьянско-фермерские и подсобные хозяйства. Министерством сельского хозяйства создана программа, она не такая хорошая, как хотелось бы, но есть.
Ибрагим Куркиев: Сегодня в пользовании граждан находится 14 % сельхозугодий. Это личные подсобные хозяйства, они производят 80-84% всей сельскохозяйственной продукции, и это в условиях, когда им не дают горюче - смазочный материал (ГСМ), у них нет никаких механизмов, это чистый, ручной труд крестьянина. Наглядный пример отрицательного влияния государственного финансирования: выдаются огромные средства на ГСМ, на ремонт, бесконечно закупается племенной скот. Все это приводит к тому что они становятся иждивенцами, получают дотацию вначале, чтобы все это построить, потом получают дотацию, чтобы это собрать и в конце концов они объявляют, что все погибло в результате природных катаклизм. Кто-то получает огромные деньги, труженик остается в стороне. Вот вам и инновации. Я не говорю о нынешнем или прошлом руководстве, я говорю с точки зрения экономиста.
Сулиета Кусова: Это порочная практика, которую отмечаете не только вы. В Дагестане был круглый стол на эту тему.
Ибрагим Куркиев: Сегодня наш агропромышленный комплекс находится на стадии натурального развития. Люди занимаются натуральным хозяйством, чтобы выжить.
Сулиета Кусова: Хотя дотации из федерального бюджета идут не на личные подсобные хозяйства, а на ГУПЫ, МУПЫ и т.д.
Лидия Цурова: Все это потому, что мы делаем слово «аграрное» самоцелью. Необходимо частному предпринимательству просто не мешать. Малый бизнес - это проявление человеческого творчества. Творчеству не надо мешать, не надо их подгонять, а мы мешаем через законодательство, которое объявило декларативную помощь малому и среднему бизнесу. За регистрацию не 2 тысячи, а 4 тысячи платим, с введением разовых тарифов увеличивается налогообложение, хотя декларативно говорим, что все нормально. Золотой памятник нужно поставить частному предпринимателю, который в наших условиях чего-то добился. Ему мешают надзорные органы.
Ибрагим Куркиев: Разговор у нас получается живой, полемичный, люди заинтересованы, сталкиваются разные мнения. Но я не понимаю, как же нам жить дальше? То, что говорит Зара Магомедовна, вполне резонно, видна ее совестливость и заинтересованность, то, что говорит Лидия Ахмедовна, еще резоннее, претензии молодых понятны, мнения экспертов тоже, депутат стойко отстаивает государство.
Зара Санпиева: Нужно субъективно и к себе относиться, и к тому, что происходит. Все мы не без недостатков. Наша задача - совершенствовать себя и стараться приносить пользу обществу.
Сулиета Кусова: Необходимы дискуссии, достаточность информации, полемика лицом к лицу. Только так вырабатывается точка зрения.
Лидия Цурова: Когда говорят о личном вкладе, мы взываем к людям, к мудрецам, совестливым, ответственным людям. Здесь важна роль государства, стимулирование - экономическое или административное. Необходимо возрождать в людях лучшее. Мы все делаем одно дело. Но власть должна играть не на низменных инстинктах, а на лучших качествах человека через малый бизнес, через какие -то отрасли.
Сулиета Кусова: Власть как конструктор должна слышать прогнозистов, экспертов, которые знают теорию и прогнозируют практику на основе уже отработанной теории. По отношению к этой полемике я считаю, что Северный Кавказ имеет специфику: горные территории разрушены, горы сегодня не могут существовать без поддержки, не могут существовать без человека. Мы ответственны не только за Ингушетию, Дагестан - мы ответственны за горную экосистему. Может случиться так, что пока мы будем создавать средний и малый бизнес, у нас не будет территории проживания, горы отторгнут человека. Начнутся необратимые процессы. Кстати, в Дагестане жуткая сейсмическая ситуация, вплоть до географических катаклизмов, перед которыми мы с вами окажемся пигмеями. Мы понимаем, что телевизионное время заканчивается, поэтому давайте подведем итоги, сделаем краткие выводы и пожелания по теме.
Магомед Тибоев: Что касается депутатов, мы целиком и полностью будем поддерживать малый и средний бизнес. На днях к нам поступил законопроект об упрощенной системе налогообложения. Там есть большой перечень, где-то 300-400 видов деятельности малого бизнеса. Депутаты всецело поддерживают все начинания. Все, что касается молодежного парламента, наших экономистов, нашего комитета - будем поддерживать и помогать на благо нашей республики, народа
Зара Санпиева: Получилось так, что наш круглый стол разделен на две части. Я бы не хотела, чтобы эта грань существовала, нужно идти навстречу друг другу. В принципе, органы государственной власти используют все рычаги, чтобы эту грань разрушить. Сегодня мы стараемся быть более открытыми для всего населения. Я считаю, что мы на правильном пути, мы будем друг друга поддерживать. Можно много говорить о том, что не сделано. Это так, я с этим согласна. Мы сами в прошлом году провели при поддержке комитета занятости стажировочные работы. Взяли выпускников - экономистов, постарались отобрать лучших, потратили на это достаточно много времени. Если человек внутри себя стремится к чему-то, обязательно себя проявит. Многие из них получили работу, некоторых мы порекомендовали куда-то. В молодежный парламент попали наши стажеры. Человек должен быть активен сам. Возможности для этого будем создавать и мы, и общество.
Ибрагим Куркиев: Я не отделяю себя от государственной власти, сам являюсь чиновником и все, что я говорил, критически относится и ко мне. Я бы не хотел, чтобы министерство экономики воспринимало критику только в свой адрес. Я вижу, что некоторые процессы нуждаются в корректировке и серьезной перестройке, в переосмыслении, поэтому сегодняшний диалог очень полезен.
Лидия Цурова: На самом деле в этих диспутах и решаются такие вопросы. Замечательно, что за 15 лет нарабатывается свой опыт работы. У нас раньше не было специалистов, создавалось все с нуля. Кстати, на счет экосистемы гор у нас есть стратегия развития Джирахского района.
Исраил Албигачиев: За последние годы у нас было мало передач, в которые непосредственно вовлечена молодежь. Хочу пожелать нашим государственным учреждениям и населению, чтобы государство действительно заинтересовалось населением. В предыдущие годы работа государства была менее эффективной, чем хотелось бы. Я хочу пожелать, что бы у нас было здоровое взаимодействие, что бы было взаимопонимание, чтобы у нас был создан единый здоровый информационный блок, в котором каждый житель республики сможет получить то, что ему нужно.
Сулиета Кусова: Спасибо, вас поджидает серьезная смена в лице молодежного парламента. Прежде чем Тамара Хасановна завершит нашу программу, я хочу сказать, что, действительно, получила полное удовольствие от общения. Мы бываем в разных республиках и проводим разные круглые столы. Каждая республика чем - то радует. Говорят, что Ингушетия на особом положении представлена на федеральной площадке. Я понимаю, что это не так, потому что у меня есть огромное количество друзей ингушей. Я знаю действительную ситуацию. Сегодня я еще раз получила подтверждение, что республика скорее жива, чем мертва. Безусловно, она обладает интеллектуальным потенциалом, что очень важно. Это знали и царские генералы, эксперты, которых сюда посылали для изучения ситуации. В каждой республике есть люди, способные решать проблемы и видящие перспективы нашего бытия. Спасибо огромное за эту беседу. Не иметь развитую информационную базу в республике нельзя. И претензия Исраила, и многие темы, которые мы подняли, - свидетельство того, что крайне необходимо собственное телевидение. Я думаю, стоит и парламенту помочь в этом деле, даже не в построении нового центра, а в получении часов. И тогда будет возможность разговаривать лицом к лицу. Сегодняшний разговор - гарант тому, что вы в ближайшее время если не станете лидером на Северном Кавказе, то, по крайней мере, не будете плестись в хвосте.
Ведущая: Спасибо, коллеги и участники круглого стола, за участие в беседе. Я получила огромное удовольствие от диалога, на телеканале такого диалога еще не было. Не зря существует выражение, что гражданское общество начинается с правдивого диалога. Я еще раз для себя открыла, что ингушское общество развивается. Это подчеркнуло и более молодое поколение. В рамках программы мы открыли важный параметр. Мы знаем, что экономика существует для человека, человек должен работать на экономику. Но когда ты выходишь из дома и не знаешь, вернешься или нет живым, - это заставляет нас задуматься и сообща решать проблемы в кавказском доме. Я желаю вам всем мира, удачи, благополучия, знаний.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1386 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!