Статьи
Грузия и Дагестан – история и современность

С конца двадцатого века возросла роль информационных технологий в международных отношениях, формируя новый уровень связей между странами и народами. Принято так, что событие весомо, когда о нем широкой публике рассказали средства массовой информации. 

Эльвира Горюхина

Дагестан в беседах и сочинениях молодого поколения. 

"Дружба народов", 2010. №9

К 10-летию разгрома бандформирований, напавших на Дагестан в 1999 году. Двадцать четыре часа из жизни мужчины.

4 сентября 1999 года начальнику Новолакского РОВД майору милиции Муслиму Даххаеву позвонили из МВД Дагестана и сообщили о том, что боевики Хаттаба и Басаева, отброшенные в августе месяце из Ботлихского района, скапливаются в чеченских селах, граничащих с Новолакским районом.  

Российско-кавказская аномалия

Кавказ всегда был сложным регионом России. Здесь в небольшом пространстве смешались религии, народы и этнотерритории

Для отображения этого элемента необходимо установить FlashPlayer.
Главная → Статьи

«Кавказский Дом» в гостях у РГВК «Дагестан»

18 июля 2011 - Администратор

 Дискуссионный цикл «Кавказ – настоящее и будущее»

Федеральный дискуссионный клуб по проблемам Северного Кавказа «Кавказский Дом» на РГВК «Дагестан».

Сегодня в гостях:

Кусова Сулиета Аслановна – генеральный директор Центра этно-конфессиональной проблематики в СМИ при Союзе журналистов России, редактор журнала «Национальный интерес».
Абуева Жанна Надировна – профессор, заведующая кафедрой иностранных языков ДГТУ;
Курбанов Гарун Магомедович - министр по национальной политике, информации и внешним связям;
Камалов Али Ахмедович – секретарь Союза журналистов России, председатель Союза журналистов РД;
Гаджиев Умаросман Гайбуллаевич – директор ГУП «Республиканской газетно-журнальной типографии».

Сулиета Кусова: В гостях у РГВК мы провели пять вечеров. Спасибо коллегам за то, что предоставили эту площадку и в течение недели наши зрители стали активными участниками дискуссий. Что делать, чтобы общий кавказский дом построить на перекрестке культур, на перекрестке глобализационных ветров? Очень уж они продувают наше традиционное общество, и прежде всего - информационно. Понятно, что кто владеет информацией, тот владеет миром. Мы еще плохо понимаем эту истину. Сегодня Северному Кавказу придется создавать информационное пространство. Его до сих пор нет. Но без помощи федерального центра мы не сможем обойтись. Наверно, многие телезрители побывали на сайте первого кавказского телеканала, который создан в Тбилиси. Он позиционирует себя как канал для всего Северного Кавказа. Появилась большая пресса на этот счет с негативными оценками. Каждый выполняет свою задачу. Кстати, я ожидала большего. Тбилиси всегда был интеллектуальным центром. Грузины располагают ресурсами, это замечательное грузинское кино, культура. Мне казалось, что этот канал - действительно, духовный центр нашей общей кавказской культуры. Во-первых, граница у нас общая. Стратегия политическая достаточно сложная. Главное, духовное пространство не потерять. У них архив кавказских дел. Хотелось бы, чтобы этот архив озвучили. К сожалению, привкус шовинизма, державности, мелкого национализма сразу возобладал. Что дальше будет, не знаю, подумаем. Безусловно, нужно альтернативное общее пространство, северокавказское. А каким оно должно быть, какими мы видим себя сегодня на федеральной площадке, удовлетворяет ли нас та информация, которую мы получаем из региональных местных телеканалов и газет, об этом мы и поговорим. Каждый пусть выскажет свою позицию.
Ведущая: Али Ахмедович, прежде чем мы начнем об этом говорить, расскажите о «Кавказском Доме», который в гостях у РГВК. Для нас это честь, огромное удовольствие общаться, размышлять вместе.
Али Камалов: Идея создания «Кавказского Дома» возникла не сегодня, не вчера. Она возникла давно, когда я стал секретарем СЖ России и увидел, что пространство занимают совсем другие люди. Мы встретились с Сулиетой, которая тоже занималась изучением кавказских проблем. Она человек, который работал долгие годы в системе телерадиокомпании Северного Кавказа. Я увидел книгу, которую она выпустила. Она изучает, что говорит о нас центральная пресса. Возникли и другие проблемы. Мы, входя в систему Союза Журналистов России, начали говорить о Кавказе, о том, что нас мало знают. Сначала мы создали Российскую Академию национальной прессы, учредителями ее стали Ассамблея народов России, СЖ РФ, СЖ РД, а потом туда вошли союзы журналистов других республик. На фоне этого нам пришлось подумать о создании «Кавказского Дома».
Сулиета Кусова: Мы вначале существовали как «Кавказский клуб», дискуссионная площадка.
Али Камалов: Да, «Кавказский клуб». Долго искали почетного президента. Нужен был модератор, человек, который знает Кавказ. Мы нашли такого человека, это - Владимир Порфириевич Торшин, первый вице-спикер Совета Федерации. Он с удовольствием дал согласие. Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов страны, тоже был заинтересован в создании «Кавказского клуба». По их просьбе мы зарегистрировали «Кавказский Дом» и начали проводить встречи. Последняя наша встреча была в Лазаревском в ноябре 2009 года. Мы убедились еще раз в том, что это нужно не только Кавказу. Уже идут отклики, идут просьбы, чтобы филиалы «Кавказского Дома» создавались и в других регионах. Кавказцев не только по всей России, но по всему миру много.
Сулиета Кусова: Мы провели фестиваль документального кино Юга России «Кунаки. Все компании представляли свои материалы, в том числе и «РГВК» Дагестан. Наши журналисты потрясенными возвращались с этих встреч: столько всего интересного, столько вопросов. Из Чечни были замечательные телевизионные работы. У нормальных людей есть нормальный интерес к Кавказу.
А теперь время задать вопрос чиновнику, Гаруну как министру. Что будет с северокавказским пространством, вернее, Югом России? Мы превращаемся в отдельный округ - Северо-Кавказский.
Гарун Курбанов: Трудно строить какие-то догадки, предположения, пока не все ясно. Да, появился новый Северо-Кавказский округ. Проекты, которые мы пытались реализовать в Южном Федеральном округе, связанные с национальными республиками, плавно перетекут, переместятся в Северокавказский Федеральный округ. Я так предполагаю, потому что пока никаких консультаций нет. Разговоров не было. Первая презентация прошла в Ставрополе - встреча и представление руководителя округа. Кроме этого, никакой информации нет. Мы сможем только готовиться, и раз уж говорим об информационном пространстве, готовить эту площадку. Эти проблемы неоднократно ставились в Южном Федеральном округе и через управление министерства печати. Я когда-то работал в этом направлении в Ростове, представлял республику, неоднократно этот вопрос поднимал, поднимали и на ежегодных конференциях журналистов в Дагомысе. Проблема звучала и в «Кавказском Доме». Эта проблема появилась с задачей каким-то образом объединить информационное пространство, потому что оно не должно существовать в отрыве от Юга России. Сегодня трудно представить, что какой-то отрезок, участок или же регион был бы самостоятелен в информационном пространстве. Не успела появиться телекомпания в Грузии, мы об этом уже знаем, имеем возможность смотреть ее в интернете. Проект, который запустила Грузия, пропагандистский. На Северном Кавказе в конце 90-х годов появились разные центры притяжений. Есть центр, который ориентирован на НАТО, есть центр, ориентированный на Россию, и между этими полюсами идет борьба. В 2008 году она вылилась в открытое противостояние, в открытое военное столкновение. Наверное, эти полюсы попробуют реализовать свои притязания, амбиции и через информационное пространство.
Сулиета Кусова: А контрпроект возможен?
Гарун Курбанов: Телеканал «Аджария» был прототипом РГВК. Мы этот канал и в России, и на Кавказе смотрели с удовольствием. Если бы Грузия сегодня предложила такой проект, было бы хорошо. Но мы знаем, какие цели, какие задачи ставит сегодняшнее грузинское руководство. От этого информационного пространства ждать ничего хорошего не приходится. Значит, перед нами остаются те же самые задачи: организовывать собственные информационные пространства и артикулировать собственные мысли, собственную точку зрения. Президент посчитал нужным и предлагает организовать восьмой федеральный округ. Точно так же он может сказать, почему бы нам не организовать такой канал? Это один вариант, есть и другой. Инициатива может быть из республики, региона. В свое время Южный округ пытался организовать такой телеканал, мы неоднократно собирались в Ростове, через Ассоциацию Телевещания, собирались в Нальчике, в Махачкале. Кабельные телекомпании пытались объединить свои усилия для того, чтобы такой канал создать, но не получилось.
Сулиета Кусова: Это есть вертикаль власти. У нас пирамида, наверху есть вершина. Эта вершина и должна создавать информационную горизонталь. Не только вы с этим сталкивались, мы с Али со своими проектами тоже сталкиваемся. Все ваши усилия закончились тем, что вы поднимали вопрос. Сегодня, пока не будет воли Москвы, к сожалению, ничего не получится. Так вертикаль работает. Вертикаль без горизонтали мертва. В конце концов, есть проблемы экономики, имиджевые проблемы. Чтобы в регион пришли инвесторы, они должны хотя бы что-то знать о нем.
Гарун Курбанов: Я не всегда считаю, что когда все выстраивается по вертикали, это правильно и работоспособно. Пока вертикаль существует, проект будет работать, не будет вертикали, не будет и проекта. Любой проект должен быть целесообразным, в условиях рынка особенно. Южный федеральный округ предложил проект-газету «Южный Федеральный». Пытались это сделать, какие-то средства выделяли, первое время был достаточно хороший пиар. Проект угас, потому что он был выстроен в вертикали. Одному чиновнику это было интересно, пришел другой - ему стало неинтересно. Газета выходит, но не имеет никакого влияния на то, что происходит в регионе. В настоящих условиях должен быть какой-то коммерческий проект, негосударственный канал. Он будет оформлен как акционерное общество. Там должны быть и грантовые деньги, и внутренние, и региональные. Тогда проект будет живуч, если мы говорим о телепроекте.
Сулиета Кусова: Но речь идет и о газетах. Сегодня газеты имеют интернет -версию, в Москве можно зайти на сайт «Черновика». В информацию входит и издание книг, и обмен интеллектуальными ценностями, мыслями через СМИ. Средства массовой информации имеют широкое значение. В Москве с удовольствием прочитала книгу Жанны Абуевой «Листая судьбу…» о Надире Хачилаеве. Я пришла просто в восторг. Мы за большими глобальными проблемами забываем о том, что те люди, которые для нас недавно были одиозными персонажами, на самом деле персонажи новейшей истории. Мы сегодня анализируем революцию, большевизм, белую гвардию. Мы пережили серьезный промежуток истории, и эта новейшая история родила своих героев. Образ Хачилаева не однозначен, он упоминается где-то в дискуссиях, призрак из прошлого, олицетворение чего-то. Жанне удалось пройти между Сциллой недооценки и Харибдой восхищения персонажей. Интерес возник у Жанны к поэзии Хачилаева, а дальше перо вывело на более масштабное обобщение. И в каждой республике есть такое. Трагедия 13 октября в Нальчике. Ужасное восстание, когда почти полгорода сражались друг с другом, не осмысленно, не описано. Это тоже факт истории. Это тоже интересно будет читать в других республиках?
Умаросман Гаджиев: Тема, которую озвучил Гарун Магомедович относительно создания Северо-Кавказского Федерального округ, мне кажется интересной, и даже заявкой на попытку решения тех вопросов, которые не решались в рамках всего Южного Федерального округа. Если посмотреть на проблемы национальных республик Северного Кавказа и проблемы, допустим Краснодарского края, Волгоградской и Ростовской областей, они разные. Здесь многие вещи, многие проблемы имеют начальную стадию решения. Там, в Краснодаре, в Волгограде, уже некоторые решения идут. Усечение границ Северо-Кавказского округа в таком ракурсе мне кажется очень интересным. Этот округ не возглавил ни военный, ни чистый политик. Его возглавил экономист, бизнесмен. Мне кажется, в этом тоже есть большой заряд бодрости для нас, потому что именно в этой части зарыто много наших проблем. Мы должны поднимать экономику, чтобы могли заниматься другими более важными делами. Если говорить о едином информационном пространстве Северного Кавказа, конечно, у этого центра должны быть единые информационные ресурсы, та же самая газета «Северокавказская», Интернет-издания, то же самое издательство, которое могло бы выпускать северокавказские издания под одной эгидой и под одной крышей, распространять все по Северному Кавказу. Информационные ресурсы по Северному Кавказу будут созданы. Гораздо сложнее создавать горизонтальные связи между республиками. Сегодня наш северокавказский общий дом больше напоминает многоквартирный дом, где сосед иногда не знает соседа. Всех объединяет только несчастье, пожар, землятресение, когда все выходят во двор и узнают, что они живут рядом.
Сулиета Кусова: А как создать Кавказское ТСЖ?
Умаросман Гаджиев: Я думаю, надо общаться чаще. Надо налаживать связи национальной политики Дагестана и Чечни, Кабардино-Балкарии, между другими аналогичными структурами, между общественными организациями Дагестана и тех республик. Должен быть диалог, в процессе него и возникнут интерес, общие темы для раскрытия и движения вперед. В таком плане создание «Кавказского Дома» интересное явление, потому что это площадка для общения, для выявления проблем и нахождения их решения.
Сулиета Кусова: Может быть, не стоит заорганизовываться на создании новых структур? Какой-то цивилизованный общий проект нужен, нужны каналы или компании - дееспособные. Есть газета «Северный Кавказ», Али Казиханову достаточно трудно выживать, но он ее держит. Я бы хотела, чтобы она была острее, с более насыщенной проблематикой. Он журналист старой формации, старый известинец. Но газета - бренд. Можно этот ресурс задействовать. По поводу типографий. Сегодня достаточно дееспособные типографии в Дагестане. Сейчас организован клуб писателей Северного Кавказа, может быть, использовать то, что уже есть?
Гарун Курбанов: Разные могут быть варианты. Во-первых, по линии государства, точнее республик, самих правительств, министерств, ведомств такие связи существуют. Наша республика имеет во всех регионах РФ представительства, которые решают и культурные задачи тех дагестанцев, которые там проживают, экономические связи. Я был в Калмыкии, в Ставрополе, в Карачаево-Черкесии. Такие контакты существуют на уровне властных структур.
Али Камалов: Я достаточно близко знаком со многими представителями: с Чупаном Асильдеровым, в Адыгее, и с Абдулой Магомедовым из Ставрополя. Это люди, сделавшие огромную работу для сближения двух республик. Они в государственной структуре, но занимаются общественным делом.
Сулиета Кусова: Чупан, кстати, наметил мероприятие, встречу с Миясат Муслимовой в Адыгее.
Гарун Курбанов: Наш представитель в Ставропольском крае активно двигает проект «Марьям Ибрагимова». Её книги активно издаются, проводятся презентации, и мероприятия, связанные с Эффенди Капиевым. Такой обмен нужен на уровне общественной организации. По линии Союза журналистов у нас хороший плотный контакт, но надо, чтобы и Союз композиторов, и другие творческие союзы тоже подключались.
Сулиета Кусова: Здесь присутствует замечательная женщина, представитель интеллигенции Дагестана, преподаватель, человек, который написал книгу. Я совершенно случайно узнала про Жанну. Жанна, вам хватает информации о том, что в республике происходит, нуждаетесь вы в этой информации, хватает ли вам информации в федеральных СМИ о себе, как о женщине, как об интеллектуалке?
Жанна Абуева: Меня, как жительницу Кавказа, как гражданина, как обывателя крайне удручает негативный имидж, который создается о Кавказе.
Сулиета Кусова: Вы его чувствуете до сих пор?
Жанна Абуева: Он ощущается и в реальной жизни, и с экранов телевизора, к сожалению. Создается негативный имидж региона у большей части населения нашей страны. Отсюда соответственное отношение к жителям Кавказа. Меня это, как и вас всех, удручает. Мне кажется, что и СМИ, и центральное телевидение не проводят конкретную работу против такого освещения образа Кавказа. Меня удручает то, что нет противодействия такой деятельности. На центральных каналах почему-то приветствуется все негативное и не освещается позитивное на Кавказе. Я это отношу к тому, что у руководства страны нет ясной политики по Кавказу. Есть, конечно, понимание значимости этого региона, в том числе как зоны национального интереса не только России, но и других, но четко продуманной политики по Кавказу нет. Это, может быть, просто слова, но эти слова отражаются и на нашей жизни. Если сделать небольшой экскурс в историю, то Екатерина Великая, когда отправляла своих эмиссаров на Кавказ, пригласила их и сделала напутствие быть крайне осторожными с кавказцами в речи, в поступках, потому что это очень гордые люди, они обидчивы, с обостренным чувством справедливости. Правительница посчитала нужным принять к сведению национальные черты кавказского человека и определить поведение своих полномочных представителей. Сейчас витает идея Кавказа без кавказцев. Жириновским ли она озвучена, или кем-то другим, но она озвучена с экранов телевидения. Я была удивлена, что начало она берет еще с Х1Х века от наших уважаемых декабристов. Пестель озвучил в «Русской программе», что надо насильственным путем вывозить и расселять по российским областям и губерниям буйных жителей Кавказа. Цветущие плодородные земли Кавказа заселять жителями России. Эта политика где-то витает. Я считаю, что появление «Кавказского Дома» своевременно и актуально. Если мы хотим, чтобы нас уважали, мы в первую очередь должны сами себя уважать.
Сулиета Кусова: Мы сами иногда подаем сюжеты о нашей агрессивности. Я этой проблемой 10 лет занимаюсь. На федеральной площадке это общая, неграмотная, не выстроенная политика. Если мы делаем единую российскую нацию, то единая информационная политика тоже должно быть. Если это образующий народ, естественно, и образ русского народа должен быть на экране, и все должны жить общероссийскими ценностями. Не только криминализация, еще и этнизация, экзотика, сюжеты должны быть с какой-то малинкой. Чего не хватает нашей кавказской истории и нашему осмыслению? Мы всегда ищем врага вовне и совершенно не умеем заниматься саморефлексией.
Гарун Курбанов: Несколько лет назад, еще при Ельцине, когда региональные ГТРК начали объединяться в холдинг ВГТРК, мне казалось, что есть в этом какая-то целесообразность. После объединения начали появляться сюжеты, появлялись дикторы, ведущие местных ГТРК на федеральных каналах. Но это было в очень короткий отрезок времени. И казалось тогда, что информационная политика федеральных каналов немножко развернулась в сторону субъектов. Был поворот, был момент, но все быстро свернули. Такие же были попытки и телеканала «Культура». Мы им какие-то сюжеты отдавали.
Али Камалов: Сейчас мы снова делаем попытку выйти на канал «Культура». Снимаем несколько передач о наших музеях, о национальной культуре, о традиционно-прикладном искусстве, о том, что востребовано. Многое зависит от нас самих, от нашего устойчивого, мощного нажима на центральное телевидение. Раз отказали, два отказали, но ждем с гордостью. Если вы помните, несколько хороших передач сделал Руслан Гусаров. Они были востребованы, и когда мы эти передачи показывали в Турции, на международных конгрессах, они произвели большое впечатление.
Сулиета Кусова: Ты имеешь в виду Дикую дивизию? Но это было оговорено с НТВ, и Руслану дали эфир, это абсолютно индивидуальный проект.
Умаросман Гаджиев: Некоторая пассивность с нашей стороны присутствует. Если о нас на федеральных каналах говорят мало, если о нас говорят не так, как мы хотели бы, надо нам самим о нас говорить.
В республике должна быть структура в рамках министерства национальной политики, или эта обязанность должна быть вписана в обязанности РГВК для того, чтобы готовилась положительная объективная информация о нас, о нашей культуре, об истории, о нашем сегодняшнем дне. Эту информацию нужно внедрять в федеральные каналы любыми законными доступными средствами. Информация - продукт, который продается и покупается, в том числе за счет полос газет, за счет телевизионного времени, но у нас в республике такой структуры нет. Здесь есть огромное количество журналистов, людей, занятых в этой сфере, но они все работают на внутреннее потребление. Должна быть создана достаточно серьезная группа. Она может быть создана за счет тех же редакций. В каждой редакции есть 1-2 специалиста в какой-то области. Они могли объединиться в какой-то творческой лаборатории. Но без государственной поддержки, без определенного финансирования это дело не будет иметь длительного успеха. Частично эта мысль была заложена при создании «РИА Дагестан». Я достаточно хорошо помню все дискуссии по этому поводу, потому что одним из инициаторов был сам. Когда мы говорили о том, что должны создать «РИА-Дагестан», мы предполагали, что в этом издательстве, в этом информационном агенстве будут участвовать все национальные республиканские газеты, лучшие специалисты должны быть вовлечены в это информационное агентство. Более того, мы предполагали, что в агентстве будут присутствовать представители СМИ в районах. Нет информации с мест. Но и этого тоже мало. Нужны творческие группы, творческие лаборатории, которые разрабатывали бы глобальные для республики темы: культурные, экономические, исторические. Мы могли бы о себе говорить так, как мы хотели бы.
Ведущая: На нашем телеканале как раз запущен целый ряд проектов. В частности, об Александре Дюма, о Лермонтове. Это интереснейшие проекты, потому что там Кавказ, но в то же время смычки с русской историей.
Сулиета Кусова: Что-нибудь из этих передач шло на центральном телевидении, «Культура» что-нибудь взяла для трансляции? На фестиваль часто присылают хорошие вещи, они там выигрывают, и на этом их путь к зрителю заканчивается.
Гарун Курбанов: У нас в республике все глобальные федеральные каналы имеют свои корпункты. Мы собираем корреспондентов, с ними общаемся. Нам удалось в последний год, приглашать сюда «Российскую газету» Она активно сотрудничает, делает для нас интересные полосы. Мы недавно разговаривали с достаточно большим руководством газеты «АиФ». Наметили такие проекты. С печатными изданиями немножко легче, можно брать полосы. Договариваться с телекомпаниями гораздо сложнее. Президент тоже об этом говорил. РГВК появился, должны появляться еще каналы.
Сулиета Кусова: Где будем искать эти каналы? Вот включил кнопку: 1, 2, НТВ, а где Кавказ?
Гарун Курбанов: Эфирные коммуникации идут таким образом, что мы через какое-то время откажемся от эфирного вещания. Будет цифровое, кабельное вещание. Говоря о качественном телевидении, - какой бы он ни был - цифровой, не ифровой, нужно отметить, что он не даст нам такого качества, которое дают сегодня волоконные, оптиковолоконные технологии. Там наверняка будет канал дагестанский.
Сулиета Кусова: У чукчей, эскимосов, живущих в Канаде, тарелка, или в Китае - я включу и 28 каналов на кнопке любые, по всему миру, а что будет смотреть чукча на нашем Севере? Это очень спорный вопрос.
Гарун Курбанов: РГВК смотрят и в Сибири, и в Средней Азии, и в Турции, и в Саудовской Аравии. У нас такая возможность есть.
Сулиета Кусова: Мы имеем шанс в прямом эфире провести социологический опрос. Жанна, вам как интеллектуалу, чего не хватает в передачах РГВК? Вы смотрите местное телевидение?
Жанна Абуева: Очень редко.
Сулиета Кусова: Почему?
Жанна Абуева: Я не только местное, вообще мало смотрю телевизор, я лучше почитаю книгу.
Сулиета Кусова: А почему, если бы там было что-то интереснее, чем в книге вы бы посмотрели?
Жанна Абуева: Ну, отдельные передачи, конечно же, интересны.
Сулиета Кусова: Культуру же, наверняка, смотрите, а по-местному вы совсем ничего не смотрите?
Жанна Абуева: Почти нет.
Сулиета Кусова: Вы не могли бы подсказать коллегам телевизионщикам республик, чего вам не хватает в их передачах?
Жанна Абуева: Я желаю коллегам телевизионщикам отойти подальше от развлекательной части и побольше правдивой, реально-интеллектуальной информации. Как преподаватель ВУЗа я бы еще добавила: побольше воспитательных аспектов для нашей молодежи.
Ведущая: Как раз на нашем телеканале процент развлекательных передач вовсе не такой преобладающий по сравнению со всеми другими. Пакет культурно-просветительских и общественно-политических передач до-статочен, они в приоритете.
Гарун Курбанов: Нам нужно повышать свой уровень, нам нужно заниматься, учиться. Мы в начале пути, будет качественный материал, он найдет спрос.
Сулиета Кусова: Я не умаляю достоинства наших журналистов. Но ни на одной студии регионального телевидения нет попечительского экспертного совета из числа интеллигенции, которая могла бы разговаривать с телевизионщиками от лица телезрителей: «У вас, ребята, некачественный продукт». Мы болезненно относимся к этому.
Умаросман Гаджиев: Большая Россия нас не знает, во всяком случае, не знает так, как нам хотелось бы, поэтому наша задача: используя каждый информационный повод - заявлять о себе. Много раз и в Москве, и в других городах приходилось слышать «Пакистан», «Дагестан», «Афганистан». Надеюсь, те, кто работает в этой сфере, не будут нас путать ни с Афганистаном, ни с Пакистаном. Как только нас узнают, как только наши люди начинают говорить, как только они начинают работать, меняется ситуация, взгляды, появляется интерес к Дагестану. Наша задача пробудить интерес и проявить этот интерес.
Али Камалов: Благодарю вас, что решились на такие передачи. Я думаю, что мы на этом не завершим работу «Кавказского Дома». Мы готовим цикл передач по Ингушетии и по Осетии. Каждый месяц «Кавказский Дом» будет проводить в разных регионах дискуссии. Через месяц продолжение будет в «Доме журналистов» в Москве с приглашением нового представителя Юга России, депутатов Государственной Думы, членов СЖ, заинтересованных лиц. Благодарю всех за участие.
Жанна Абуева: К сожалению, мы так устроены: ждем, что кто-то придет и что-то за нас сделает. Мне идея «Кавказского Дома» нравится. Хочется, чтобы народы Кавказа принимали активное участие в этом и способствовал и тому, чтобы «Кавказский Дом» выявил истинное лицо Кавказа как перед самими собой, так и перед лицом всего мира.
Гарун Курбанов: Мне кажется, информационное пространство оформляется не только благодаря СМИ, но и усилиям общественных организаций, деятелей культуры, всех народов, проживающих на территории РФ. Поэтому «Кавказский Дом» приветствуется, и такие акции, мероприятия помогут тому, чтобы о нас знали, и мы знали, что вокруг нас происходит. Вам спасибо за работу.
Сулиета Кусова: О Дагестане много говорят в прессе, следовательно, он не скоро уйдет с информационной площадки. Моя главная цель и мое главное желание во всех усилиях, которые я как журналист, как эксперт делаю для моей Родины, Кавказа - желание спуститься на грешную землю, попытаться создать пространство, где обычные люди узнают друг о друге как о жителе общего дома. Если такая площадка случится каким-то образом, то Жанна Абуева встретится с замечательной Ниной Шогенцуковой, доктором наук, американистом, живущей в Нальчике. Это жители общего дома, это то, чего нам так не хватает, как в фильме «Белое солнце пустыни». Что нужно человеку, для того чтобы встретить старость, - хороший дом, семья. Если у нас получится создать такой дом, где мы просто начнем жить, тогда у Кавказа есть будущее.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1939 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!